понедельник, 21 января 2013 г.

ЧЕТЫРНАДЦАТИЛЕТНИЙ ПЛЕН

Биография

ВСТУПЛЕНИЕ

     Я никогда не думал, что придётся когда-нибудь писать рассказ о своей жизни в религиозной организации «Свидетели Иеговы» (СИ). Я даже никогда не думал, что уйду из организации. Однако обстоятельства сложились таким образом, что я чувствую моральную ответственность сделать это. Это веление моей совести. Пишу это ради тех, кто введён в заблуждение в отношении меня теми, кому они доверяют. И пока в моей памяти свежи те обстоятельства, которые привели к добровольному уходу меня и моей жены из организации, к которой мы принадлежали 14 и 8 лет соответственно, я посчитал нужным запечатлеть эти события.
    Я уверен, что, хотя руководство организации и запрещает читать материалы, написанные бывшими её членами, есть те в среде СИ, кто всё равно будет их читать. Их будет интересовать (и интересует), почему уходят из организации те, кто ранее в организации был, так сказать, на виду, был или пионером, или служебным помощником, или старейшиной, или заместителем районного надзирателя, или районным надзирателем, или вефильцем и так далее. И, следует заметить, уходят не те, кто в своём понимании Библии был поверхностным, неглубоким, но те, кто всесторонне исследовал Писание. Именно ПИСАНИЕ. Те, кто был “более широкого ума” в исследовании Писания, нежели большинство (сравни Деяния 17:11 перевод «Слово Жизни» или Good News Bible). Те, кто проявлял исследовательский дух. Я верю, что те, кто меня знает, но ничего не ведает о причинах моего ухода из организации, когда-нибудь наткнутся на эту мою скромную биографию и узнают правду из первых рук, а не по слухам. А слухи действительно ходят. Мне это говорили те, кто всё ещё тесно общается со Свидетелями, знающими меня и мою жену. А слухи были таковы: 1) Алексей ушёл из организации, потому что не состоялась его «теократическая карьера» (меня когда-то рекомендовали на старейшину, это было  в 2006 году, но с рекомендацией не был согласен Алекс Йорк, районный надзиратель), что 2) он начитался отступнической литературы. По поводу причины ухода моей жены Алеси говорят, что она пришла в организацию, чтоб найти там мужа, то есть приписывание нечистых мотивов. 

     Вот мой ответ по поводу первого: те, с кем я близко общался (а именно Манько Сергей, Акалупин Дима, Федорак Игорь, Масягин Костя, Саута Сергей, Замчий Максим, Пличко Паша) подтвердят, что я в наших личных разговорах никогда не подымал вопроса: «А почему меня до сих пор не назначают старейшиной?» Эти братья подтвердят, что я никогда не болел темой назначения старейшиной. Впервые о моём старейшинстве заговорил сам Акалупин Дима после посещения собрания районным надзирателем Алексом Йорком осенью 2006 года. Дима сказал, что он с Серёжей Манько долго «воевали» за то, чтобы продвинуть мою рекомендацию для назначения меня старейшиной. Но он не согласился. В качестве объяснения была приведена нелепая причина, сделавшая меня непригодным для этого назначения. Я лично эту тему не подымал. Я всегда был уверен, что старейшиной назначает Иегова, и когда Он посчитает нужным, меня назначат на эту должность в собрании. Нужно лишь развивать и совершенствовать готовность служить братьям и сёстрам. Единственный раз лично я поднял этот вопрос в августе (или сентябре, не помню точно) 2008 года до моей свадьбы в октябре. И то вопрос (заданный в личной беседе по телефону Сергею Манько) стоял следующим образом: «Что, по-твоему, можно было бы мне улучшить, чтобы больше соответствовать для назначения старейшиной?» Но в этом вопросе нет ничего предосудительного. Ведь на тот момент я служил в собрании служебным помощником уже восемь лет, и многие уже видели во мне старейшину. После каждого посещения районным надзирателем эти многие ожидали услышать в объявлении о моём новом назначении. И на тот момент, когда я задал свой вопрос Сергею, я чувствовал, что созрел для этого назначения. К тому же сама организация поощряет братьев стремиться к большим преимуществам в служении. Если этот вопрос рассматривать как признак «звёздной болезни», тогда саму организацию можно обвинить в распространении «вируса» этой болезни. А в организации положению уделяется особое внимание. Но это уже отдельная тема. Скажу лишь одно: то, что причина ухода - неспособность дождаться «повышения», это ложь. Ложь, выдуманная теми, кто сам давно мечтает по «погонах». Такие люди на уровне подсознания смотрят на других через призму самого себя.

     По поводу второго: тут удивляться не стоит, Свидетели Иеговы всё, что не со стола «верного раба» относят к столу демонов (превратно толкуя 1 Кор. 10:21), в том числе и литературу бывших Свидетелей. И здесь не важно, какая информация в их публикациях, правдивая или нет. Неприемлемой для чтения эта литература становиться не по своему содержанию, а по тому, какой ярлык на неё навесили. Всё, что имеет ярлык «отступническое» непригодно для чтения. Такую литературу следует выбрасывать и даже из любопытства не заглядывать туда. Любопытно, но сами Свидетели в этом случае выявляют недостаток «интеллектуальной честности», в недостатке которой обвиняют порой тех, кто не хочет уделить внимание для знакомства с их учениями. В чём состоит эта «интеллектуальная честность», показано в книге «Существует ли заботливый Творец?» на странице 9 (подчёркнуто мной): 
Независимо от того, почему люди отвергают Творца, вопросы о жизни и ее смысле остаются. На следующий день после того, как человек высадился на Луну, теолога Карла Барта спросили о его отношении к этой технической победе. Барт сказал: «Это достижение не решает ни одной из тех проблем, которые не дают мне спать по ночам». Сегодня человек летает в космос и успешно изучает киберпространство. Тем не менее, мыслящие люди понимают, что в жизни должна быть какая-то цель — то, что наполнит их жизнь смыслом.
Мы приглашаем поразмышлять об этом всех непредубежденно настроенных людей. В книге «Вера в Бога и интеллектуальная честность» («Belief in God and Intellectual Honesty») говорится, что человек, которому присуща «интеллектуальная честность», отличается «готовностью тщательно проверять правильность своих убеждений» и «уделять достаточно внимания другим имеющимся доказательствам»  

    Свидетели любят другим цитировать подчёркнутую фразу, однако по отношению к себе они считают не уместным её применять. И где же здесь последовательность и логика? Где здесь честность?

   И по поводу слухов о мотивах моей жены стать СИ. Самим СИ известно, что сёстрам в собрании выйти замуж целая проблема. Лично я знаю тех, кто очень хочет выйти замуж, но не за кого. Есть те, кто является СИ с 1990 года, но так и не смог найти того, кто мог бы стать верным спутником жизни. А если вдруг находится тот, кто нравиться, и является перспективным мужем,  организация воспитывает на примерах и случаях в литературе и конгрессах, что брат, чтобы он был хорошим мужем, должен быть, как минимум, общим пионером, а лучше служебным помощником, а ещё лучше и тем и другим (а если старейшина и общий пионер, то это вообще супер). И это будет означать, что он брат духовный. На почве этой проблемы многие сёстры начинают завидовать тем, кому всё же удалось найти подходящего (и с точки зрения организации) человека и выйти замуж. Много завистников появилось, когда мы с Алесей начали встречаться. Я периодически заходил на встречи её собрания («Приднепровского», Кременчуг) и видел косые взгляды, недовольные лица. 
К тому же не всем известно, что, когда Алеся стала СИ, ей пришлось выбирать между новой верой и молодым человеком, которого она тогда уже очень любила. Для неё Иегова и Христос были на первом месте. Она выбрала их, хотя это стоило ей много пролитых слёз. Поэтому, если бы её интересовал человек противоположного пола больше любви к Богу, то она сделала бы выбор в пользу первого. 
Но это было небольшое отступление. 

   Что касается моей истории, то, возможно, она не слишком насыщена событиями как, например, история Реймонда Френца, Карла Йонссона или других, но всё же она будет ещё одним кирпичиком в большом строении доказательств нехристианской сущности организации. Я абсолютно не испытываю ненависти к Свидетелям Иеговы. Мне их наоборот жалко. Ведь они, по причине своего неведения всей картины, находятся в плену, как и я со своей женой когда-то. Жаль потому, что их жизнь в организации строго регламентирована, расписана и лишена свободы добровольно выражать себя для Божьей славы. Хотя кто-то это станет отрицать и говорить, что в организации СИ все чувствуют себя свободными, но, честно говоря, я тоже когда-то так говорил. А почему? Да потому что я был твёрдо уверен в истинности идеи, пленником которой является каждый СИ, идеи, что только у СИ есть предсказанный «верный и благоразумный раб» из Матфея 24:45, дающий духовную пищу вовремя. И только этот раб является каналом Бога для передачи истины людям сегодня (СБ 15.11.09, с. 14 абз. 5; СБ 15.07.06, с. 22 абз. 16; СБ 15.02.03, с. 20-21 абз. 16; СБ 1.03.03, с. 17 абз. 17; 15.10.02, с. 30 последний абзац подзаголовка «Неправильная ревность». В книге “Организованы” (2005 г.) на странице 16 говориться: «Через эту группу Христос оповещает людей об исполнении библейских пророчеств и предоставляет своевременное руководство в том, как применять библейские принципы в повседневной жизни» [курсив мой]). Его существование чрезвычайно важно для СИ. Поскольку о верном рабе Иисус упомянул в Матфея 24 главе, где упомянут вопрос апостолов о знамении пришествия Христа, и ответ Иисуса, то этим, как говорят СИ, Иисус предсказал, что в последние дни будет некий канал передачи духовной пищи. Негласно у СИ существование верного раба (канала) стало ещё одним признаком последних дней. Поэтому питаясь постоянно литературой Общества Сторожевой башни, в которой организация сама себя частенько восхваляет и сравнивает себя с оазисом в пустыне, и постоянно слыша комплименты в адрес организации на собраниях и в частных разговорах, человек начинает тоже так думать. Зрительные образы в фильмах об организации, где она представлена величественной, утверждают и убеждают человека, что кроме СИ не может существовать другого канала по получению духовного руководства от Бога.
Поэтому скажу, что написанным мною хочу “хоть как-нибудь спасти некоторых”, всё ещё находящихся в организации, Свидетелей Иеговы, по крайней мере тех, кто меня знает (1 Кор. 9:22).

Я В ОРГАНИЗАЦИИ


   Впервые с литературой СИ я познакомился в 1995 году. Я тогда жил с мамой и отчимом на ул. Генерала Родимцева, остановка Гвардейская (Кременчуг, Полтавская обл., Украина) Две пожилых Свидетельницы приходили и общались с моей матерью на кухне и, помню, очень долго. Когда они уходили, мать входила в комнату со стопкой журналов, которые она никогда так все и не читала (она очень любит читать, но я её не помню сидящей за чтением этих журналов). 
   На зимних каникулах я был в гостях у бабушки, где также живёт мой дядя со своей женой. Заметил, что у них достаточно много той литературы, которую нам приносили две Свидетельницы. Не скрою, что красочные журналы и книги впечатлили меня. Я начал задавать вопросы. Одним из них был такой: почему Иисус в журналах СИ изображён распятым на столбе, а не на кресте? Поскольку мой дядя и тётя сами только занимались со Свидетелями, то сильно удовлетворительного ответа я не услышал, но просто поверил, что это -  правда, ведь кроме Свидетелей такого никто не говорит. А я считаю, чтобы такое утверждать, нужны сильные доказательства и причины. И я верил, что они у Свидетелей есть. То, что я с этими доказательствами не был знаком тогда, не означало для меня их полное отсутствие в природе. Просто сейчас я их не знал, а пройдёт время, я получу свои доказательства. Так я мыслил тогда. 
Мы общались о Библии, вместе читали её (тогда ещё у меня не было своей Библии). Мы изучали вместе книгу для детей «Слушайте Великого Учителя». Сейчас её аналогом является книга «Учись у Великого Учителя», вышедшей в 2003 году на международном конгрессе в Киеве. Помимо этого он неоднократно приглашал меня сходить на собрание. Но поскольку в моём детском сознании слово собрание имело ассоциацию с родительским собранием в школе, то меня туда сильно не тянуло. Но прошло немного времени, и я всё же решился сходить. Мне понравилось, и я стал ходить на собрание регулярно. За день до собрания мы с дядей старались готовиться к изучению статьи из «Сторожевой башни», потому что я заметил: не готовишься предварительно, можно заснуть. Вот я и решил готовиться. Как сейчас помню, первой статьёй, которую я взялся вместе с ним изучать, была статья из «Сторожевой башни» от 1 января 1996 г. под названием «Иегова дает обилие мира и истины». Это была статья комментирующая восьмую главу книги пророка Захарии. Там обсуждалось, как эта глава исполнилась на организации Свидетели Иеговы в 1918-1919 годах. Дальше нескольких абзацев мы не продвинулись (главным образом из-за меня, я очень многого не понимал и потому постоянно не мог найти ответ в абзаце на поставленный вопрос). Но я всё равно усердствовал. 
   После многих разговоров о Библии, через какое-то время после того как я начал посещать встречи, дядя Стас предложил мне познакомится с молодым Свидетелем и пообщаться с ним. Его визит ко мне превратился в систематические занятия по книге «Познание, ведущее к вечной жизни». Эта книга была новой. Она вышла на областных конгрессах летом 1995 года как замена предыдущей. По этой книге СИ изучали с интересующимися с лета 1995 по лето 2005 года. До 1995 года СИ Библию изучали по книге «Ты можешь жить вечно в Раю на земле». Такое «изучение Библии» со  мной началось в марте 1996 года. Изучение проводил со мной молодой брат Сергей Манько (позже он подарил мне Библию, мою первую Библию, я был очень ей рад). Тогда он был пионером (не помню подсобным или общим) призывного возраста. 
    Изучение продвигалось хорошо. Мне нравилось узнавать всё время что-то новое из Библии. Особым стимулом узнавать больше было то обстоятельство, что воспитателем в моём классе, в школе была приверженка Церкви «Жизнь во Христе». Это была церковь харизматического направления. В начале 1990-х её пастор Николай Ежов, и ещё некоторые его единомышленники откололись от баптистской церкви. Так вот, когда она узнала, что я общаюсь со СИ и даже хожу к ним на собрания, мы неоднократно с ней общались. Хотя она ходила в свою церковь дольше, чем я в свою, но я знал из Писания больше, чем она. Это меня ободряло и служило лишним доказательством, что я нашёл истинный народ Божий. Осознание этого меня окрыляло.
   Ещё одним моим собеседником в школе был мой лепший друг Антон Недоступ. Примерно тогда когда я начал ходить к СИ, он со своей мамой начали ходить в баптистскую церковь. У нас с ним было столько споров, столько словопрений, что будь мы взрослее, мы бы, наверное, стали бы лепшими врагами. Но наша дружба никогда не прекращалась пока мы учились в школе. Не прекращались и наши беседы с ним о Библии. Правда он не был таким ревностным в своей вере, как я в своей. В каждой нашей беседе я побеждал, поскольку Писание знал лучше его. Это меня всё сильнее и сильнее убеждало, что я в истинной религии. 
    Однажды Антон рассказал, что у него есть книга под названием «Лжесвидетели». Она якобы доказывала ложность утверждений СИ о своей истинности. Я упросил его принести эту книгу. Я знал, что она меня не поколеблет, потому что мои новые взгляды неизменно основаны на Библии. А врага нужно знать в лицо. Так я думал. Я считал, что должен знать, что о нас, Свидетелях Иеговы, говорят противники. Я прочитал её, и действительно она меня не переубедила. После прочтения книги у меня сложилось впечатление, что её писал человек с пеной у рта. А это не внушало доверия к книге. В ней я впервые услышал о предсказании СИ связанные с 1914, 1925, 1975-м годами. Там же приводились слова Рассела, цитата из «Сторожевой башни», что без его шеститомника «Исследований Писания» люди окажутся в духовной тьме, даже если будут читать только Библию. Исходя из стиля, в котором была написана книга, я наотрез отверг все обвинения, заклеймив их откровенной и бесстыдной ложью. А в отношении 1914 года я говорил Антону, что СИ действительно указывали на этот год, но как на год его воцарения (об этой дате я уже знал по изучению «Познания» стр. 95-97)
Второй книгой, содержащую критику в адрес СИ, была книга «Воспоминания свидетеля Иеговы». Её мне тоже дал почитать Антон. Она тоже не впечатлила меня. Единственный момент, который побудил меня дополнительно поисследовать, это стих из Захарии 12:10. В переводе Макария там говорится: «И пролью на дом Давидов и на жителей Иерусалима духа благодати и молитвы, и воззрят на Меня, Которого они пронзили; и восплачут о Нем, как плачут о единородном, и возрыдают о Нем, как рыдают о первенце». Я знал, что это пророчество на Христа. Но совсем не понятно, почему Иегова говорит, что «воззрят на Меня, которого они пронзили» ведь при распятии пронзили Его Сына. Пообщавшись с дядей и другими Свидетелями, мне помогли согласовать эти слова с моими новыми взглядами. Не помню кто, но сослался на слова Симеона в адрес Марии о том, что она будет чувствовать, когда её сыну предстоит стать жертвенным ягнёнком: «а тебе самой меч пронзит душу» (Лук. 2:35). Логика была ясна – когда казнили Божьего Сына, боль которую испытывал Иисус, чувствовал и его Отец.
    После этих двух книг я себя чувствовал очень уверенно. Истина непоколебима!
К августу 1996 года со мной было завершено изучение по книге «Познание». Затем несколько месяцев я готовился к собеседованию на некрещеного возвещателя. Я так переживал, словно готовился к экзаменам. Когда Сергей демонстрировал, какие могут быть заданы вопросы. Слыша их, я терялся, и мне казалось, что я не сдам (тогда была распространена фраза «сдать на некрещеного возвещателя», она была синонимична фразе «пройти собеседование для некрещёного возвещателя»).
    И вот в декабре 1996 года я прошёл такое собеседование. Обычно на таком собеседовании присутствует кандидат, старейшина и тот, кто изучал с кандидатом. В моём случае было по-другому. К тому времени Сергей женился и перешёл в другое собрание, «Набережное», а я остался в собрании «Центральное» (позднее, когда это собрание разделилось, новое собрание стало называться «Центр», а то, что называлось «Центральное», стало называться «Южное»). Став возвещателем, мне надлежало быть членом именно «Центрального». После того как было назначено время собеседования, наверное Сергей не смог и собеседование со мной проходило без него. Собеседование проводил Иван Петров. Он стал Свидетелем Иеговы в 1970 году и на момент 1996 года он был одним из немногих старейшин города. Он также был одним из авторитетнейших старейшин города (и сейчас, на 2010 год, таковым всё ещё считается) наряду с Валерой Сейчуком, Марьяном Цыбульским, Василием Черепенко (ныне покойный). Вообще особо почитались и уважались те, кто стал СИ и являлся старейшиной ещё до снятия запрета в СССР, как говорилось, «служил ещё при запрете». Я также очень уважал его и на него я взирал как на мудрого духовного лидера, который ответит на любой вопрос. А поскольку он по своей натуре личность философская, он действительно находил ответ почти на каждый вопрос.
   Собеседование проходило у него дома, где и книгоизучение (книгоизучение проводил Геннадий Попов). Я уже настроился на атаку вопросами. Но всё было иначе. Иван попросил меня открыть насколько мест Писания и объяснить, как я их понимаю. Среди них был и отрывок из Матфея 7:21-23. Я уже не помню, как я отвечал, но вроде бы всё было правильно. Потом Иван спросил меня, почему я хочу стать СИ, почему хочу проповедовать. Как сейчас помню, я привёл пример со стаканом. Когда наливаешь туда воду, она заполняет всё пространство стакана. Но это до тех пор, пока объём стакана это позволяет. Но когда стакан полон, вода начинает переливаться через верх. Здесь со стаканом я сравнил себя. Знания их Библии меня наполняли, а когда они уже заполнили меня, я начал рассказывать о своих новых взглядах другим, Вода начала переливаться через верх. Я говорил искренне. И пример я не готовил заранее, я ведь не знал заранее, какие будут вопросы. После столь не долгой нашей беседы Иван поприветствовал меня уже как брата, а это означало, что я могу уже договариваться в проповедь.
      Вот так я начал участвовать в проповеди со СИ по домам.
   Позднее я узнал возможную причину, почему меня не гоняли на собеседовании. Иван Петров, общаясь по поводу меня с Сергеем Манько, узнал от него, что ученик я хороший, что очень хорошо готовлюсь, и что изучать со мной не составляет труда, так как я всегда хорошо отвечал во время занятий, и явно выдавал понимание не по годам. Возможно, поэтому собеседование со мной отличалось от обычной тогда практики.

РОСТ В ОРГАНИЗАЦИИ


    В мае 1997 года я с матерью и её сожителем переехали из квартиры на левом берегу р. Днепр  в полдома в селе Маламовка (это на правом берегу Днепра), в 2-х километрах за чертой города. Вскоре после этого 17 мая на районном конгрессе я крестился как Свидетель Иеговы. Для меня это было событие жизни. Я подошёл к этому решению серьёзно, с тем уровнем серьёзности, которая была возможна в 14 лет, а мне было именно столько.
    На собрание приходилось ездить далековато. А если говорить о вечерних встречах, то ещё и опасно. Но я ездил. Однажды вечером в Крюкове (это район на правобережье города) я встретил брата из собрания, Виктора Петрова. Это сын Ивана Петрова. Он шёл на Школу теократического служения. Витя не знал, что я живу и учусь в этом районе. Затем он предложил приходить на Школу и Служебную встречу здесь в Крюкове по понедельникам. А поскольку в ШТС записано меньше чем в той части собрания, куда я ездил, то у меня, по его словам, будет возможность выступать с заданиями раз в месяц. К тому же, ближайшее ко мне книгоизучение, которое проводил Виталий Шестидесятный (тогда недавно назначенный старейшина), нуждалось в брате-чтеце. Поэтому, если я перейду туда, у меня будет ещё одно преимущество. Долго думать мне не пришлось, потому что решение было принято сразу. 
   Время шло. Я и проповедовал, и ходил на собрания. Но был не особо ревностен в проповеди. Я тогда проповедовал в среднем 10 часов в месяц.
  Наступил момент, когда в собрание начали приходить новые молодые люди. Они практически все были с Раковки (соседний микрорайон на правобережье). Это были Сергей Саута, Владимир Левицкий, Максим Замчий. Андрей Опанасенко и Паша Пличко были с Крюкова, жили рядом с тем домом, где проходило книгоизучение. Мы принадлежали к нему вместе. Они крестились в 1998 году. Саута крестился в 1999 году, потому что его родители долго были против того, чтобы он стал СИ. Опанасенко ещё до крещения проповедовал по 90 часов в месяц. Сразу после крещения Левицкий, Опанасенко, Замчий стали подсобными пионерами. А с сентября 1998 года все трое были назначены служить общими пионерами (ОП). Тогда норма часов для ОП была 90 часов. Но с января 1999 года её опустили до 70 часов в месяц.
    Все перечисленные выше братья были довольно ревностными. Общаясь с ними, я заражался от них. Однажды мы общались с Максом после проповеди, сидя на лавочке, и он сказал, что хорошим трамплином для назначения служебным помощником (дьяконом) является общее пионерское служение. О возможности быть назначенным на эту должность мне говорил когда-то Манько Сергей. Сергей тогда говорил, что такое назначение – это результат готовности предоставлять себя для служения собранию, братьям и сёстрам. Мне было над чем задуматься. Скажу честно, мне хотелось получить такое назначение. Может, это было связано с собственной низкой самооценкой. Я учился в интернате, а там была не самая лучшая атмосфера для развития чувства собственного достоинства. Думая о назначении, я думал о том, что положение даёт признание. Но не стоит думать, что меня интересовал карьеризм в организации. Поскольку я верил в её богоизбранность, я считал правильным связать свою жизнь с Божьей организацией. Это как и вообще в мире. Если человек не хочет быть вечным грузчиком или дворником, и всю свою жизнь прозябать в низах, то ему стоит думать о карьере (к тому же, если у человека есть какие-то способности). Так и в организации. Организация – это тоже отдельный мир. Кто-то довольствуется заурядностью, кто-то хочет расти в организации. Я был из тех, кто хотел расти.
    На областном конгрессе в 1999 году делался акцент на общее пионерское служение. Я думал. И наконец, в сентябре 1999 года меня назначили общим пионером. Тогда мне было 16 лет. В том же году наше собрание отделилось от «Центрального», и стало называться «Крюковское». Старейшиной был Андрей Белоконь, а служебными помощниками были Дима Акалупин, Олег Ребрик, Костя Масягин и Андрей Опанасенко. Из всей нашей дружной компании молодых братьев Андрей был первым назначен служебным помощником. 
   В следующем, 2000 году, в мае, когда в результате перераспределения образовались новые группы книгоизучения, и меня назначили руководителем книгоизучения (позднее, в 2001 году эту должность стали называть «надзиратель книгоизучения», если старейшина проводил, а если проводил служебный помощник, то «служитель книгоизучения»). Я был несказанно рад. В этом я видел Божье благословение, а потому старался добросовестно выполнять свои новые обязанности. Как служитель книгоизучения, я должен был не только хорошо проводить само изучение, но и организовывать еженедельные встречи для проповеднического служения (ВПС). Иногда проведение книгоизучения становилось в тягость. Это было связано с материалом для изучения. Когда мы изучали два тома книги «Пророчество Исаии – свет для всего человечества», я страшно измучился, как, впрочем, и все с кем я говорил о затёртости темы, тянувшейся через все эти два тома. Я уверен, что и многие другие, кого я не знаю, испытали подобные чувства.  Практически каждое пророчество, так или иначе, «исполнилось» на организации СИ (тогда ещё Исследователи Библии) в 1918-1919 годы. И исполнение этих пророчеств автор книги всё снова и снова описывал одними и теми же словами. Оба тома по 420 страниц. Саута Сергей даже порой шутил перед международным конгрессом 2003 года: Докладчик доводит речь к кульминации для объявления новой публикации: «Дорогие братья и сёстры, мы с радостью объявляем о выпуске ТРЕТЬЕГО ТОМА книги «Пророчество Исаии – свет для всего человечества». И тут я помню, мы начинали заливаться смехом от того, что если бы такое действительно прозвучало на конгрессе, мы б попадали в обморок под те скамейки, на которых сидели. 
   Нередко, когда мы её изучали, я связывался с другими братьями и интересовался, чем интересным они «разбавили» столь «незнакомую тему» о 1918-1919 годах, так важных для  организации. Сейчас я думаю, что издание и последующее изучение этой книги в собраниях с 30 июля 2001 по 13 октября 2003 года было сделано специально для того, чтобы внушить читателям, что только СИ Божий канал передачи истины. Целью было постоянным повторением внушить, что 1918-1919 годы – это важная историческая веха, о которой говорит практически вся книга пророка Исаии. Мощное внушение на протяжении более двух лет. Удивительно, конечно, но в Откровении 19:10 сказано, что «свидетельство об Иисусе» - вот в чём «смысл пророчеств», в том числе и пророчеств книги пророка Исаии.

НАЗНАЧЕНИЯ


   Через 8 месяцев, в декабре, произошло то, чего я никак не ожидал в своём возрасте – меня назначили служебным помощником. Тогда мне было 17 лет. В начале 2001 года прошла моя первая Школа царственного служения. Весной или летом того же года Костя Масягин был назначен старейшиной. Теперь в собрании было два старейшины: Белоконь Андрей и Масягин Костя.
  В сентябре 2001 года наше собрание «Крюковское» разделилось. Само собрание было переименовано в «Садки», а новое стало называться «Крюков». По месту жительства я относился к собранию «Крюков». Книгоизучение я проводил в с. Чечелево. В «Крюкове» старейшиной был назначен Карташов Володя. Он очень мягкий человек. Мне с ним было легко сотрудничать, и мы с ним подружились. Я многому учился у него. Я его считал, чуть ли не своим отцом. 
  В декабре 2003 года Карташов начал стажировать меня для исполнения обязанностей надзирателя Школы теократического служения (ШТС). Получалось неплохо. Месяцем раньше Карташов пробовал стажировать Акалупина. Но, видно, эти обязанности были не для него, не для Димы.  Хотя в собрании было два старейшины (вторым был Акалупин Дмитрий), Володя решил попробовать в этом деле меня, служебного помощника. Я осознавал, какая на меня возлагается ответственность, и потому очень переживал, как я буду воспринят собранием, ведь я только два года как в своём назначении. С января 2004 года в собрании был организован второй класс Школы. В нём мне и предстояло быть инструктором. 
    В 2005 году Карташов женился и перешёл в другое собрание. Его группу книгоизучения (№ 1) стал проводить я, потому что жил недалеко от того места. Стал вопрос, кто сможет выполнять обязанности надзирателя ШТС и служебным надзирателем. С переходом в другое собрание, председательствующим надзирателем автоматически становился Акалупин и он же теперь должен был вести еженедельное изучение «Сторожевой башни». Поэтому не мог ещё исполнять обязанности служ. надзирателя. Но, так вышло, что тёща Манько Сергея купила им с женой дом в Крюкове (район, где было наше собрание). Вот он-то  и стал служ. надзирателем, а я стал надзирателем ШТС, а инструктором 2-го класса ШТС был назначен Кондра Владимир. 
Но прошло немного времени, и Сергей Манько сообщил, что ему тяжело исполнять как следует свои новые обязанности в связи с тем, что у него двое маленьких детей, а он основной кормилец семьи. Плюс ко всему, часто болели дети. По мнению Сергея, служебным надзирателем (СН) следовало бы служить общему пионеру, ведь в обязанности СН входит организация проповеднического служения на территории собрания. После этого решили «перетасовать» назначения. Обязанности секретаря до «перетасовки» исполнял Тененыка Олег. Кондра отвечал за кассу и был инструктором 2-го класса ШТС, я - надзирателем ШТС, Манько - служебным надзирателем. После «перетасовки»: Тененыка – кассир, Кондра – надзиратель ШТС, я – служебный надзиратель и инструктор 2-го класса ШТС, Манько – секретарь. 
   Так всё продолжалось до февраля 2007 года. В собрание перешёл мой давний друг Андрей Опанасенко (старейшина). Он женился в конце 2006 года и решил служить в собрании «Крюков». С февраля 2007 года Опанасенко стал СН (как говорили, грех служебному помощнику исполнять обязанности СН при свободном старейшине в собрании). Моего друга Пличко Пашу (мы в один день были назначены служебными помощниками (СП)) лишили преимущества отвечать за распределение проповеднических участков собрания. Ими стал заниматься я.

МОЙ КРИЗИС СОВЕСТИ


    Критику СИ я начал читать довольно давно (выше я уже рассказывал об этом). Однажды – это было в 1999 году – мне дали почитать книгу адвентистов «Свидетели Иеговы». Она была интересно построена. Первая часть книги подробно посвящена рассмотрению истории ошибок и промахов организации, которая без сомнения поколебала бы доверие Свидетеля к организации, а вторая – посвящена рассмотрению доктрин. Уже тогда я оценил этот подход довольно эффективным в «перевербовке» (простите за слово) Свидетеля, ну, например, в адвентиста. В целом ничего нового я не узнал, но всё таки была одна информация, которая озадачила меня. Это был вопрос хронологии 607-1914. В книге была ссылка на старую публикацию Свидетелей, на книгу «Вавилон Великий пал». Там приводился список вавилонских царей и продолжительность их царствования. Сложив цифры, я пришёл к тому, что первый год царствования Навуходоносора выпадает на 605 год, а не на 625-624 года, как говорят СИ. Я тогда очень поник. Тогда это был первый раз, когда я испытал растерянность в связи со своими убеждениями. Я даже стал допускать: «а что если СИ не истинная религия?» Но такое моё состояние продолжалось не долго. Имея абсолютную дату 539 год взятия Вавилона Киром, и 537 год как год возвращения израильтян на родину, я быстро пришёл к дате 607 год до н. э. как дате разрушения Иерусалима (прибавил 70 лет плена к году освобождения 537). Так я всё выровнял у себя в голове. Я убедил себя, что светская хронология противоречит библейской. А, поскольку я больше доверяю библейской хронологии, то с лёгкостью отбросил все сомнения в хронологии Общества Сторожевой башни (ОСБ).
    С хронологией вопрос решил. Но в книге был ещё один момент. Она очень часто ссылалась на некоего Реймонда Френца, доселе мне не известного и его книгу «Кризис совести». Интерес к этой книге и этому человеку у меня особенно подогрелся, когда я узнал, что он не просто бывший СИ, но и бывший член Руководящего совета, и в этом Совете он пробыл 9 лет. Кое-что я нашёл в публикациях ОСБ, но информация была скудновата. Желание прочесть эту книгу всё увеличивалось. Однажды я её нашёл в магазине христианской литературы и купил её. Я переживал, ведь он же отступник, а отступники – это ж страшный народ. Совесть меня беспокоила, но интерес брал своё. Я всячески оправдывал свой поступок.
    Моё тайное чтение книги Френца было не долгим. Её случайно обнаружил брат, с которым мы вместе снимали квартиру, Сергей Саута. Поскольку это задело его совесть, он попросил меня самому обратиться к старейшинам и посоветоваться по поводу чтения данной книги. Мы оба знали политику ОСБ по этому вопросу. И знали хорошо позицию старейшин. Но… порядки организации требовали поступить именно так.
   Вскоре состоялся пастырский визит Акалупина и Манько. Были ссылки на СБ за 1.07.94 статья «За каким столом ты питаешься?» Мне было мягко показано, что мне, назначенному брату в собрании и исполняющему обязанности надзирателя ШТС, не годится читать такую литературу. Акалупин поощрил молить Бога, чтоб он помог забыть то, что я успел прочитать, потому что в своё время эта информация может привести меня к отступничеству.
Короче говоря, тем же вечером я сжёг книгу Френца. Но вот желание всё же её прочитать до конца, никак не сжигалось, потому что я не считал неправильным её прочесть. Но тогда система сделала своё дело. Это было в начале весны 2005 года. Позднее я всё же достал книги Френца, правда в электронном виде, и прочёл их.
    Возникло масса вопросов. Их мне удавалось отлаживать в сторону, потому что некогда было ими заниматься, общим пионером (ОП) был всё же. Но уже в августе 2008 года, готовясь к своей свадьбе, решил оставить пионерство, и с сентября 2008 года не служить ОП. Вот тогда я стал больше отдавать предпочтения Библии. Читая её самостоятельно, я сознательно отбрасывал все свои приобретённые убеждения и позволял самому Писанию говорить за себя. И я был приятно удивлён! Я понял истинный смысл притчи из Иоанна 10:1-16, понял смысл разных столов из 1 Кор. 10:21, понял учение об оправдании, которое так сильно обсуждает апостол Павел в письме Римлянам, о том, к кому относятся и что означают слова Христа из Иоанна 6:45. Я лучше понял личность Сына Божьего и сердцем понял его роль как Главы собрания, Искупителя, Посредника. Я всё ярче видел тоталитаризм в организации СИ.
     Меня шокировали статьи в СБ, где постоянно акцентировалось внимание на «верном рабе» и преданности ему, а также беспрекословному сотрудничеству с ним. Вот одна лишь ссылка: СБ 15.11.09, стр. 14-15 абз. 3-6. Но больше всего меня потрясло содержание статьи «Вы мои друзья» в номере от 15.10.09, подзаголовок «Дружба с Христом сегодня» на стр. 15-17. Я был шокирован. Была шокирована и моя жена, которая к тому времени тоже начала замечать раннее для нас невидимое. Я чётко видел: Христа не во что ставят. А если Христа вот так попирают, то о каком следовании за Христом в этой организации может идти речь?
     Мы стали часто пропускать собрания. Стали больше читать. Как-то дежурил с Манько в Зале Царства (ЗЦ), говорил о своих вопросах. Он был более лоялен к услышанному. Но и я говорил о своих сомнениях довольно осторожно, поэтому это не вызвало каких-то опасений. 
Однажды я договорился с Манько снова подежурить и поговорить, но более серьёзно и основательно, поговорить о желании отказаться от обязанностей служебного помощника. Но он попросил, по причине болезни (не помню, своей или детей), другого брата. У нас с тем братом всё началось с того, что я спросил его что будет решающим в Армагеддоне: вера в Христа или конфессиональная принадлежность? Позже я понял, что этот вопрос был подобен вопросу Христа фарисеям: от кого было крещение Иоанна Крестителя, от Бога или от людей. 
    Ближе к концу обсуждения этого вопроса брат забеспокоился за меня. Я настаивал на вере в Христа и его искупительную жертву. По его словам, за то, что я отстаиваю именно такую позицию в этом вопросе, «можно и вылететь», в смысле, вылететь из организации. Диспут вынудил меня затронуть те сомнения, которые меня беспокоили. Короче, вывалил на него все мои сомнения. А потом ещё и сказал, что, если вдруг услышит в собрании о б изменении моего статуса (я имел ввиду уход из собрания), то пусть не удивляется.
     Так мы проговорили до 3-х часов ночи.
    Утром я ушёл домой, это было воскресенье. А Виталик пошёл к Манько домой и рассказал всё, что я ему наговорил. В понедельник 28 декабря 2009 года состоялась 3-хчасовая беседа Акалупина и Манько. В беседе акцент делался на разумности правил в организации, на правильности требования не общаться с бывшими СИ. Беседа осталась открытой. Договорились на потом.
    Периодически звонил Акалупин и мягко пытался всё же показать, что Иегова поддерживает организацию СИ. Говорили, что изучение Библии СИ – это просто изучение литературы организации и тех постановлений или «новых пониманий» кого-то. Акалупин же пытался, как и все, акцентировать внимание на то: «от кого ты узнал истину и как», типа, не через публикации ли ты лучше узнал Библию. На тот момент я уже не мог понять, знаю ли я её и понимаю ли так как следовало бы,  и правильно.
    Мы всё реже приходили на собрание. 24 января 2010 года состоялся ещё один разговор по поводу моих сомнений. Тесть того брата Сейчук Валера, авторитетный старейшина в городе. Тот брат, Гена Стёпин, позвонил Сейчуку, Сейчук – Акалупину, на а Акалупин – мне. Вот того, как говорят, Остапа понесло. Акалупин раскрылся во всю свою «красоту». Я был обвинён в сеянии разделения, то есть в проявлении дел плоти, в том, что нарушил обещание никому не говорить о своих вопросах (на той 3-хчасовой беседе я сказал, что никому больше не скажу о них. Гене я рассказал, потому сообщил ему о нашем с женой желании уйти из организации. Гена спросил о причине, вот я и сказал. А чего бояться? Между прочим, Гена сам в своё время «подорвался» на «любви» и «искренности» соверующих). Тон голоса и его динамика говорила, что его ревность по организации затмила всякий рассудок и элементарное знание Писания. Тогда же был поставлен мне ультиматум: ситуация такова, что они «вынуждены собрать [правовой] комитет или же…». После этого «или же…» я понял, что пора драпать из организации. А Акалупину я сказал, что не вижу основания в Писании для правовых комитетов, и что напишу письмо об уходе. Он, правда хотел ещё поговорить  с моей женой. Может, думал её переубедить. Но Алеся была тверда в своём решении, и я в тот же день написал письмо. 
    На следующей неделе, в четверг 28 января 2010 года на собрании объявили, что мы больше не СИ.
   Уже с первых дней после исключения стали распространять сплетни. В этих сплетнях замешаны были Акалупин и Петров Виктор, сын авторитетного старейшины в городе Ивана Петрова, который когда-то проводил со мной собеседование на некрещеного возвещателя в 1996 году 14 лет назад.

     Вот так начался и закончился мой ЧЕТЫРНАДЦАТИЛЕТНИЙ ПЛЕН. 


9 комментариев:

  1. Да, Алексей, поучительная история, подробная. И то что не пошел на правовой и апеляционный, может и правильно. Незачем себе и жене попусту нервы трепать.

    ОтветитьУдалить
  2. Анонимный31 июля 2013 г., 06:34

    Заходите ко мне на сайт: http://apologiya.orthodoxy.ru/si/

    Материалы - результат многолетней полемики с Кременчугскими СИ, а также вообще с СИ в интернете...

    С ув., Роман

    P.S. лет 10 назад были у меня дома Петров Виктор со служебным помощником Сергеем. Обсуждали журнал "Следует ли верить в Троицу". После приведения этих аргументов ушли ни с чем...

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Все ваши аргументы - это чистая фантазия. Я не СИ, учение о троице когда-то сам преподавал, но более углубленное изучение Библии показало, что троица - это фантазия язычников.

      Удалить
    2. Вся ваша полемика - это борьба с ветряными мельницами. Они честного слова не стоят ваши док-ва, т.к. очень умело подтасованы и расчитаны на доверчивого и необразованного человека. Как-то так...

      Удалить
  3. Этот комментарий был удален автором.

    ОтветитьУдалить
  4. Этот комментарий был удален автором.

    ОтветитьУдалить
  5. Этот комментарий был удален автором.

    ОтветитьУдалить
  6. Этот комментарий был удален автором.

    ОтветитьУдалить
  7. Этот комментарий был удален автором.

    ОтветитьУдалить