воскресенье, 10 февраля 2013 г.

Духовная и человеческая природа. Их раздельность и отличие


 Ложность общепринятого понятия - Земная или человеческая, и небесная или духовная природы - Слава земная и слава небесная - Что говорит Библия о духовных существах - Смертность и бессмертие - Могут ли смертные существа иметь вечную жизнь? - Справедливость в дарованной благодати - Изучение предположения - Разнообразие совершенства - Суверенные права Бога - То, что Бог предвидел для человека, для него вполне достаточно - Выбор Тела Христа - Как будет заменена его природа?

    Не сумев понять, что план Бога относительно всего человечества предусматривает всеобщую реституцию к тому, что было прежде - потерянному в Едеме человеческому совершенству, - и что христианская Церковь, как исключение из этого общего плана, должна иметь замену человеческой природы на духовную, христиане в своем большинстве приняли, что спасены будут лишь постигшие эту духовную природу. Поддерживая обещания жизни, благословений и реституции для всех родов земли, Священное Писание, тем не менее, предлагает и обещает перемену к духовной природе только Церкви, избираемой в Евангельском веке. Невозможно найти текст, говорящий о такой надежде для кого-нибудь другого.

    Если все массы человечества будут спасены от производных греха - всякой деградации, отсталости, горя, страданий, смерти - будут возвращены к состоянию человеческого совершенства, бывшему их уделом до упадка, то на деле они будут так же целиком спасены, как и все “участники божественной природы” под особым “вышним званием” Евангельского века.

    Неумение правильно понять, что представляет собою совершенный человек, неверное толкование выражений “смертный” и “бессмертный” и ложное понятие о справедливости, - все вместе способствовали искажению истины и породили неясности в отношении многих, прежде легко понятных, текстов. Распространенным, но не имеющим ни одного текста для подтверждения в Священном Писании, является суждение, что совершенного человека на земле никогда не существовало, а тот, которого мы видим сегодня, является частично развититым, и, чтобы достичь совершенства, обязан стать духовным существом. Подобная точка зрения вместо того, чтобы открыть гармонию и красоту Священного Писания - при “верном исследовании Слова Истины”, - искажает его суть. 

    Писание учит, что было два и только два совершенных человека - Адам и Иисус. Адам был создан по образу Божьему, то есть со схожими свойствами интеллекта - умением думать, рассуждать, с памятью и волей, а также моральными качествами - справедливостью, великодушием, любовью и т.п. “От земли, земное”, - земной образ духовного Существа, обладающего приметами того же свойства, но в неизмеримо большей степени, больших пределах и высшего ранга. Человек до такой степени является образом Бога, что даже к упавшему человеку Бог может сказать: “Придите и рассудим вместе”. 

    Как Иегова властвует над всем, так и человеку дано было властвовать над всем земным - по подобию Нашему да владычествуют они над рыбами, животными, птицами и т.д. (Быт. 1: 26). Моисей говорит нам (Быт. 1: 31), что Бог признал человека, которого создал (не просто начал создавать, а уже завершил), “весьма хорошим”, совершенным, ибо в глазах Бога недостаток совершенства Его интеллигентных созданий не может быть оценен словами “весьма хорошо”. 

    Совершенство созданного человека выражено в Пс. 8: 5-8: “Немного Ты умалил его перед ангелами, славою и честью увенчал его. Поставил его владыкою над делами рук Твоих; все положил под ноги его; овец и волов всех, и также полевых зверей, птиц небесных и рыб морских”. Те, кто пытается согласовать Библию с теорией эволюции, подсовывают мысль, что выражение “немного” в Евр. 2: 7 можно понимать, как малое время, а не малое различие между природой человека и природой ангелов. Однако, нет ни основания, ни, тем более, повода для подобной интерпретации. Слова эти зацитированы из Пс. 8: 5, и внимательное сравнение еврейского и греческого текстов не оставляет ни малейшего сомнения в их значимости. Смысл, четко здесь изложенный, говорит, что по степени сравнения человек находится немного ниже ангелов. 

    В своем Псалме Давид, упоминая о человеке в его первоначальном состоянии, пророчески говорит, что Бог не отказался от Своего изначального замысла видеть человека в Своем образе, царем земли, а вспомнив, искупит и вернет его к тому, что было прежде. Апостол так же обращает внимание на факт (Евр. 2: 7), что первоначальный замысел Бога остался актуальным, и человека, величественного и совершенного вначале - царя земли, - Бог вспомнит, посетит и восстановит обратно. Затем он говорит, что нам еще не видна обещанная реституция, но мы являемся свидетелями первого шага, сделанного Богом для ее осуществления. Перед нами Иисус, увенчанный славою и честью человеческого совершенства, чтобы Ему - равноценному искуплению, равноценной замене - вкусить по Божьей благодати смерти за каждого человека, тем самым приготовляя путь для его реституции ко всему утерянному. Ротергем, один из наиболее скрупулезных переводчиков, передает этот отрывок следующим образом:

“Что значит человек, что Ты помнишь о нем; 
Или сын людской, что Ты его посещаешь? 
Ты сделал его немного меньше ангелов; 
Славою и честью Ты увенчал его, 
И поставил его над делами рук Твоих.”

    Из вышесказанного вовсе не следует делать вывод, что степень сравнения “немного меньше” означает менее совершенный. Творение может быть совершенным, но на более низком уровне существования. Так, например, совершенная лошадь будет стоять ниже совершенного человека и т.д. Существуют разные уровни живой и неживой природы. Для иллюстрации воспользуемся следующей таблицей:

Таблица




    Каждый из упомянутых минералов может быть безупречно чистым, тем не менее, золото всегда будет находиться рангом повыше. Хотя каждый вид растений будет обязательно доведен до совершенства, однако, растения будут отличаться друг от друга своей природой и уровнем. То же самое можно сказать о животных: если каждый вид придет к совершенству, то разнообразие будет существовать как и прежде, ибо процесс совершенствования не меняет самой природы*. Ранги совершенных духовных существ также сопоставимы друг с другом, как более высокие и более низкие по своей природе или качествам. Наивысшей и превосходящей все иные духовные ранги является божественная природа. Христос при Своем воскресении стал “во столько лучше” совершенных ангелов, во сколько превосходит божественная природа природу ангельскую (Евр. 1: 3-5).

    Обратите внимание, что хотя приведенные в таблице классы стоят отдельно и полны различий, в определенном смысле их можно сопоставить, а именно: самый высший из минералов находится немного ниже самого примитивного представителя растительного мира, ибо в растениях протекают процессы жизнедеятельности. Так и растения самого высокого уровня несколько ниже наиболее примитивных животных, поскольку животный мир, даже в самых низших формах, обладает достаточной восприимчивостью собственного существования. Похожим образом человек: как наивысший представитель живых, земных существ, он находится “немного ниже ангелов” - существ духовных, небесных. 

    Между человеком, каким мы видим его сегодня - извращенным грехом, - и совершенным, созданным Богом по Своему образу, существует поразительный контраст. Грех постепенно исказил его черты, а также изменил характер. Размножившиеся поколения до такой степени испортили и запятнали человечество своим нигиллизмом, безнравственностью и всеобщей развращенностью, что у большинства людей почти изгладился первоначальный образ Бога. Человек растерял свои интеллектуальные и моральные качества, а непомерно возросшие животные инстинкты уже более не уравновешиваются высшими идеалами. Физическая мощь человека пришла к такому упадку, что средняя продолжительности человеческой жизни, при всех возможностях современной медицины, находится где-то в пределах тридцати лет, тогда как первоначально он смог прожить под тем же наказанием целых девятьсот тридцать лет. И хотя из-за греха и его последствий человек сегодня подвержен процессам растления и деградации - смерти, действующей в нем, - в Тысячелетнем царствовании Христа и через это Царство он должен быть возрожден к первоначальному совершенству своего тела и ума, а также к славе, чести и владычеству. Христом и через Христа будет возвращено то, что было утеряно через проступок Адама (Рим. 5: 18, 19). Человек не потерял небесный рай, а потерял рай земной. Под наказанием смерти он потерял не духовное, а земное существование, и все утерянное было куплено обратно его Искупителем, сказавшим, что Он пришел искать и спасти потерянное (Лук. 19: 10). 

    В дополнение к сказанному у нас есть доказательство, что совершенный человек не является духовным существом. Нам сказано, что наш Господь еще до того, как Он оставил Свою славу, чтобы стать человеком, был “в образе Божьем” - духовном образе, был духовным существом; но поскольку для того, чтобы стать искуплением за человечество, Ему следовало быть человеком - той же природы, что и грешник, чьей равноценной заменой в смерти Он должен был предстать, - было необходимым, чтобы произошла замена Его природы. Ап. Павел говорит нам, что Он взял не ангельскую природу - ступень ниже собственной, - а снизошел на две ступени и взял природу людей - стал человеком, “стал плотью” (Евр. 2: 16, King James Version 1611; Фил. 2: 7, 8; Иоан. 1: 14). 

    Урок не только в том, что ангельская природа не является единственным рангом духовных существ, а в том, что она несколько ниже той, какая была у Господа прежде, чем Он стал человеком. В то время Он не находился так высоко, как сегодня, потому как “Бог превознес Его” именно за верность - что Он стал добровольным искуплением за человека (Фил. 2: 8, 9). Сегодня Господь принадлежит к наивысшему рангу духовного существа - является участником божественной (Иеговы) природы. 

    Таким образом, мы не только имеем доказательство, что божественная, ангельская и человеческая природы раздельны и отличаются друг от друга, но это как бы подтверждает, что быть совершенным человеком вовсе не значит быть ангелом, также как нельзя сказать, что совершенные по своей природе ангелы принадлежат к рангу божественных и равны с Иеговой. Иисус не взял ангельскую природу, а взял совсем иную, человеческую, - не ту, которая является нашим уделом сегодня, несовершенную - а взял именно совершенную человеческую природу. Он стал человеком, но не таким, как сегодня - порочным и почти мертвым, - а человеком, олицетворяющим всю полноту совершенства. 

    Кроме того, Иисусу обязательно следовало быть совершенным человеком, иначе Он не смог бы соблюсти совершенный закон, выражающий полную меру возможностей человеческого совершенства. Иисусу следовало быть совершенным человеком, иначе Он не предоставил бы искупления (соответствующей цены - 1 Тим. 2: 6) за утраченную жизнь совершенного человека Адама: “Поскольку через человека - смерть, через Человека и воскресение мертвых” (1 Кор. 15: 21). Если бы Иисус хоть в малейшей степени оказался несовершенным, это было бы доказательством, что Он подвержен осуждению, а, следовательно, не может быть приемлемой жертвой и не может в совершенстве сохранить закон Бога. В свое время совершенный человек был на испытании, но не устоял и попал под осуждение. И только совершенный человек мог, как Искупитель, предоставить соответствующую цену. 

    Поставим тот же вопрос, но более четко и в несколько иной форме, а именно: “Если Иисус, как показывает Священное Писание, был по плоти совершенным человеком, то не свидетельствует ли это, что совершенный человек является существом с человеческим, земным телом - не ангелом, а немного ниже ангелов?” Логичность такого вывода безошибочна! К тому же мы имеем вдохновенные слова Псалмопевца (Пс. 8: 5-8) и ссылку на эти слова ап. Павла в Евр. 2: 7-9. 

    Иисус также не был соединением двух природ - человеческой и духовной. Соединение двух природ не дает ни одной ни другой, а своего рода гибрид, существо несовершенное, непригодное для существования в созданной Богом иерархии. Будучи в теле, Иисус являлся совершенным человеческим существом. До того Он был совершенным духовным существом, а после воскресения стал совершенным духовным существом наивысшего, божественного ранга. Залог наследия божественной природы (Мат. 3: 16, 17) Иисус получил не раньше, чем посвятил Себя до самой смерти, символом чего было Его крещение на тридцатом году жизни (согласно Закону - возраст зрелости, соответствующее время, чтобы посвятить себя как человека). Поэтому, прежде, чем Он мог принять даже такой залог божественной природы, Ему необходимо было посвятить Свою человеческую природу до самой смерти. Следовательно, в полном смысле слова наш Господь Иисус стал участником божественной природы не раньше, чем завершил Свое посвящение и целиком пожертвовал до смерти Свою человеческую природу. Став человеком, Он оказался послушным до самой смерти, и за это Бог превознес Его к божественной природе (Фил. 2: 8, 9). Если этот текст правдив, следовательно Иисус не был вознесен к божественной природе раньше, пока действительно не пожертвовал Свою человеческую природу - пока не умер. 

    Как видим, в Иисусе не было соединения природ - Он дважды испытывал на Себе замену природы: сначала с духовной на человеческую, а затем с человеческой на наивысшую по рангу из духовных природ, на божественную. В каждом случае одна природа уступала место другой. 

    В том величественном примере человеческого совершенства, представшем перед миром в своей безупречности, - пока не свершилась жертва искупления, - мы видим совершенство, от которого весь человеческий род отошел в Адаме и к которому он должен вернуться. Став искуплением за человека, наш Господь Иисус предоставил равноценную замену тому, что было утрачено человеком, и все человечество, через веру в Христа и послушность выдвигаемым Им условиям, снова может получить хвалебную, но не духовную, а совершенную человеческую природу - “то, что было утеряно”. 

    Совершенные свойства и возможности совершенного человеческого существа могут быть развиты до неограниченных пределов и во всех различных нужных и новых направлениях. Похожим образом всесторонне подлежат развитию знание и умение, однако, никакой рост знаний и возможностей не способен изменить природы или сделать ее еще более совершенной. Все, чего можно достичь - это еще более развить и расширить совершенные свойства человека. Без сомнения, рост знаний и умения будет для человека благословенной привилегией на все безграничное будущее, но человек все так же останется человеком, постоянно учась полнее использовать уже существующие возможности человеческой природы. Надеяться перешагнуть и так широкие пределы он не может, да и вряд ли пожелает, ибо все его желания заключены в рамки его возможностей. 

    Если Иисус, как человек, был олицетворением совершенной человеческой природы, к которой в свое время будут возвращены все массы человечества, то со времени воскресения Он является олицетворением хвалебной божественной природы, какую при воскресении разделит с Ним Церковь победителей. 

    Если нынешний век посвящен главным образом развитию класса, которому предложена замена природы, и послания апостолов даны для наставления именно “малого стада”, то из этого не следует будто бы планы Бога завершаются лишь с укомплектованием этого избранного общества. И, наоборот, нам не следует попадать в иную крайность, полагая, что те особые обетования божественной природы, духовных тел и т.д., данные упомянутому классу, предназначались в замыслах Бога для всего человечества. Церкви даны “многоценные и величайшие обещания” - сверх и превыше всех иных драгоценных обещаний, данных человечеству. Чтобы верно разбирать Слово Истины, следует обратить внимание, что Священное Писание делает существенное различие между совершенством божественной природы “малого стада” и совершенством человеческой природы возрожденного мира будущего. 

    Однако, поставим вопрос еще более конкретно: “Что являют собой духовные существа? Каковы их свойства? Каким законам они подчиняются?” Здесь существует немало суеверия. Многие склонны думать, что поскольку природа духовных существ для них непонятна, то сам факт их существования - это только миф. Но, оказывается, совсем иначе думал ап. Павел. Хотя он и ставит в известность, что человеческому существу не подвластно понять смысл высшей духовной природы (1 Кор. 2: 14), однако, как бы предостерегая против всякого рода мистики и предрассудков, он ясно выражает мысль, что существует духовное тело, а также обычное (человеческое) тело; существует небесное и земное; существует слава земного и также слава небесного. Как мы увидели, земная слава была утеряна вследствие первоначального греха Адама и в период Тысячелетнего царствования должна быть возвращена, путем возрождения, человеческому роду через Господа Иисуса и Его Невесту (через Христа - Главу и тело). Слава небесных тел пока невидима, за исключением объявления ее для очей веры Духом через Слово. Обе славы раздельны и непохожи друг на друга (1 Кор. 15: 38-49). Так или иначе нам известно, чем на деле является обыкновенное земное тело, ведь таковое мы имеем сейчас, однако, мы лишь приблизительно способны оценить славу его совершенства. Оно состоит из плоти, крови и костей, ибо “рожденное от плоти есть плоть”. А поскольку существуют два различных вида тел, то известно, что духовное, каким бы в действительности оно не было, не состоит из плоти, крови и костей, а является небесным, духовным обитателем небес: “Рожденное от Духа есть дух”. В сущности нам не известно каким является духовное тело, потому как “...еще не явлено, что будем. Знаем, что... будем подобны Ему”, - подобны нашему Господу Иисусу (Иоан. 3: 6; 1 Иоан. 3: 2). 

    Кроме сказанного о Божьем Сыне, нигде не упомянуто о каком-либо существе - духовном или человеческом, - когда-либо претерпевшем замену одной природы на другую. То был исключительный случай для исключительной цели. Создавая ангелов, Бог конечно же имел целью, чтобы они оставались ангелами вечно, чтобы, как и люди, каждый из них мог быть совершенным на своем уровне. По крайней мере Священное Писание ничего не говорит о каком-то ином намерении. Как среди неодушевленных творений существует почти безграничное, радующее глаз разнообразие, так и среди живых интеллигентных созданий одинаково возможно похожее разнообразие совершенства. Каждое создание, являясь совершенным, имеет славу, но, как говорит ап. Павел, одна слава у обитателей неба (небесных) и совсем иная у обитателей земли (земных). 

    Исследуя факты из жизни нашего Господа Иисуса после Его воскресения, а также других духовных существ - ангелов, “толкуя духовное духовным” (1 Кор. 2: 13), мы можем овладеть какой-то общей информацией о духовных существах. Во-первых, ангелы могут и часто присутствуют, будучи невидимыми. “Ангел Господень ополчается вокруг боящихся Его”, и “не все ли они служебные духи, посылаемые на служение для имеющих наследовать спасение?” (Пс. 33: 8; Евр. 1: 14). Была их служба видимой или невидимой? Без сомнения - той последней. Елисей был окружен войсками ассирийцев; его слуга испугался; Елисей помолился Господу и глаза юноши, отворившись, увидели окрестные горы, покрытые огненными колесницами и подобными огню всадниками. Опять таки, для Валаама ангел был невидим, однако, ослица, имевшая глаза открытыми, его видела. 

    Во-вторых, ангелы могут принимать на себя человеческие тела и являться как люди. Так явился Господь и два ангела Аврааму, отведав приготовленный для них ужин. Вначале Авраам принял всех троих за людей, но как только они собрались уходить, понял, что один из них является Господом, а два других - ангелами, впоследствии сошедшими в Содом и освободившими Лота (Быт. 18: 1, 2). Также Гедеону ангел явился человеком, но затем позволил себя узнать. Ангел явился отцу и матери Самсона, и они считали его человеком, пока тот не вознесся на небо в пламени алтаря (Суд. 6: 11-22; 13: 20). 

    В-третьих, духовные существа в своем естественном состоянии полны славы и часто о них говорится, как о хвалебных и сияющих. Лицо ангела, отодвинувшего камень от дверей гроба, было “как молния”. Описывая увиденное мельком духовное тело, Даниил говорит, что глаза его - горящие светильники; лицо его - как молния; руки и ноги его - цвета полированной меди, а голос его - словно голос множества людей. Даниил упал перед ним будто замертво (Дан. 10: 6, 10, 15, 17). Савл из Тарсы также на краткий миг взглянул на хвалебное тело Христа, превосходящее своим блеском солнечный свет в полдень. Потеряв зрение, Савл упал на землю. 

    Итак, мы для себя открыли, что духовные существа воистину хвалебны, но для людей, если глаза их не будут открыты, чтобы увидеть, или те не явятся в теле, как люди, они невидимы. В дальнейшем, если только мы исследуем отдельные детали этих явлений, сказанному будет дано подтверждение. Лишь один Савл видел Господа, его же спутники слышали голос, но не видели никого (Деян. 9:7). Люди, находившиеся возле Даниила, не видели хвалебного существа, которое он описывает, однако их охватил ужас и они, убежав, спрятались. В то же время это полное славы существо произнесло следующее: “Князь царства персидского стоял против меня двадцать один день” (Дан. 10: 13). Так перед тем ли самым, кому двадцать один день противостоял персидский князь, упал замертво Даниил, муж столь любимый Господом? Как такое понять? Без сомнения, ангел не явился перед князем в славе! Нет. Он был при нем или невидим, или предстал как человек. 

    С момента воскресения наш Господь является духовным существом. В конечном итоге те же свойства, какие показаны в ангелах (духовных существах), должны быть Его уделом. Все так и есть, и более полно мы увидим это в следующей главе. 

    Итак, мы понимаем, что Священное Писание говорит о духовной и человеческой природах, как о раздельных и взаимно непохожих. Писание не дает никаких доказательств того, будто бы одна природа переходит, то есть эволирует в другую, а, наоборот, показывает, что только некоторые когда-либо будут иметь перемену человеческой природы на божественную, к которой Иисус, их Глава, уже был вознесен прежде. Эта особая, знаменательная черта плана Иеговы служит особой, знаменательной цели их приготовления, как представителей Бога, для огромного будущего дела возрождения всего.

Давайте рассмотрим выражения-- 

Смертность и бессмертие

     Попробуем найти истинное их значение, находящееся в полном согласии с тем, чего мы научились, сравнивая тексты Библии о земных и духовных существах, о земных и небесных обетованиях. Этим словам обычно придается довольно неопределенное значение, а неверное толкование их смысла приводит к ошибочным представлениям о предметах, с которыми они связаны - как вообще, так и конкретно, если речь идет о Священном Писании.

“Смертность” - положение, состояние подверженности смерти, - не состояние самой смерти, а состояние, при котором смерть возможна.

“Бессмертие” - положение, состояние, не подверженное смерти; не только состояние свободы от смерти, а состояние, при котором смерть невозможна. 

    Согласно бытующему, но ошибочному понятию, смертность - это положение, состояние, при котором смерть неизбежна, тогда как общее понятие о сути бессмертия уже более близко к истинному. 

    Слово “бессмертный” значит “без права смерти”, следовательно, уже сама конструкция слов указывает на их верное определение. Именно в неправильности толкования слова “смертный” и находится причина того, что многие попадают в недоумение, стараясь определить, был ли Адам перед своим проступком смертным или бессмертным. Такие считают, что если б Адам был бессмертен, Бог не сказал бы ему: “В день, в который ты вкусишь от него, смертью умрешь”, - так как бессмертному существу умереть невозможно. И это логично. С другой стороны, говорят они, будь он смертным, тогда в чем была бы угроза или наказание, вытекающие из слов “смертью умрешь”, если, будучи смертным (согласно их неверному толкованию), он и так никоим образом не мог избежать смерти? 

    Вся трудность, как увидим в дальнейшем, заключается в ложном значении, придаваемом слову “смертность”. Стоит воспользоваться верным определением и все становится понятным. Адам был смертным, то есть находился в таком состоянии, в котором смерть была для него возможной. Его жизнь имела полную меру совершенства, но не была чем-то неотъемлемым. Она поддерживалась “каждым деревом сада” за исключением запрещенного. И до тех пор, пока он пребывал в послушании и гармонии с Создателем, его жизнь находилась в безопасности - никто не лишал его элементов для ее поддержания. Если так смотреть, то Адам имел жизнь, целиком избегая при этом смерти. Однако, его положение было таким, что смерть для него была возможной - он был смертен. 

    Возникает вопрос, если Адам был смертен и находился на испытании, то не для того ли, чтобы получить бессмертие? Большинство ответило бы: “Да”. Мы отвечаем: “Нет”. Цель испытания была в том, чтобы увидеть, достоин ли он или нет дальнейшей жизни и тех благословений, которые уже были его уделом. Поскольку Адаму за послушность нигде не обещано бессмертие, то все спекуляции по этому поводу мы вынуждены вынести за пределы нашего вопроса. Обещание дальнейших благословений находилось на условиях постоянного послушания, а угроза потерять все - умереть - вытекала из непослушания. Неверное толкование значения слова “смертный” ведет большинство людей к мысли, что все существа, которые не умирают, являются бессмертными. Поэтому в одну такую категорию они включают и нашего Небесного Отца, и нашего Господа Иисуса, и ангелов, и все человечество. Однако, это ошибка. Освобожденная от упадка огромная масса человечества, а также ангелы небес всегда будут смертными. Даже в лике счастья и совершенства их смертная природа всегда будет такой, что, совершив грех, они понесут за него расплату - смерть. Как в случае Адама, гарантия их существования будет условной, основывающейся на повиновении всемудрому Богу, Чья справедливость, любовь, мудрость и чья власть способствовать всему для добра любящих Его и Ему служащих будет в полной мере продемонстрирована на примере Его нынешнего отношения ко греху. 

    В Священном Писании нигде не сказано, что ангелы бессмертны, и что возрожденное человечество также будет бессмертным. Наоборот, бессмертие свойственно только божественной природе - вначале только Иегове, впоследствии нашему Господу Иисусу в Его нынешнем возвышенном положении, и окончательно, по обетованию, прославленной с Ним Церкви, телу Христа (1 Тим. 6: 16; Иоан. 5: 26; 2 Пет. 1: 4; 1 Кор. 15: 53, 54). 

    Мы не только имеем свидетельство, что бессмертие свойственно исключительно божественной природе, но также имеем доказательство, что ангелы смертны - на основании факта, что сатана, однажды стоявший во главе их, должен быть уничтожен (Евр. 2: 14). Тот факт, что он может быть уничтожен, доказывает, что ангелы, как класс, являются смертными. 
    Следуя далее, видим, что когда будут уничтожены неисправимые грешники, тогда те и другие - бессмертные и смертные существа - будут навеки жить в радости, счастьи и любви: первый класс обладая природой, не подверженной смерти, имея неотъемлемое право на жизнь - жизнь в самом себе (Иоан. 5: 26), а последние имея природу, которая хотя и располагает к смерти, однако, благодаря совершенству своего существования, благодаря знанию зла и всей порочности греха, не дающая повода для такой смерти. Будучи признаны правом Бога, они навсегда смогут получать те элементы, которые необходимы для поддержания их совершенства, и никогда больше не будут умирать. 

    Верно распознать значение слов смертный и бессмертный, и то, как они используются в Священном Писании, значит разрушить само основание доктрины о вечных мучениях. Эта доктрина основывается на небиблейской теории, будто Бог создал человека бессмертным, будто человек не может перестать существовать, и Бог не в состоянии его уничтожить. Аргумент таков, что всякий, неподдающийся исправлению, должен где-то и как-то жить, а поскольку он не находится в согласии с Богом, то его вечность должна быть одним страданием. Но Слово Божье нас убеждает, что Бог предусмотрел определенные шаги против такого последовательного греха и таких грешников: что человек грешен и полным наказанием за добровольный грех против совершенного света и знания будет не жизнь в мучениях, а вторая смерть. “Душа согрешившая, та умрет”.

“О человек, кто же ты пререкающийся с Богом?” Римлянам 9: 20

     Некоторые ошибочно полагают, будто справедливость требует от Бога, чтобы Он, наделяя милостью Свои создания, не делал между ними никаких различий, чтобы, возвысив кого-то одного, Он, справедливости ради, обязательно поступил таким же образом со всеми остальными, если, конечно, кто-то не потерял своих прав и не был справедливо определен к более низкому положению. 

    Если такой подход правильный, то это свидетельствует, что Бог не имел права создавать Иисуса существом выше ангелов, а затем еще возвышать Его к божественной природе, не предвидев того же для всех ангелов и всех людей. Далее, если некоторые люди должны быть поставлены очень высоко, став участниками божественной природы, то, следуя этому принципу, все остальные в конце концов также обязаны быть поднятыми до такого уровня. А почему бы не пойти на крайность и не приспособить этот закон прогрессирования к животным и насекомым, сказав, что если все они созданы Богом, то рано или поздно должны оказаться на том же наивысшем уровне существования - в божественной природе? Это явная нелепость, хотя внешне столь же логична, как и всякий иной вывод из подобного вымышленного принципа. 

    Возможно, никто не пойдет в своих ложных предположениях так далеко. И все же, будь такой принцип основан на простой справедливости, где остановиться, чтобы ее не потерять? Если план Бога действительно такой, то где искать все великолепие разнообразия Его дел? Но план Бога вовсе не такой. Вся природа - живая и неживая - показывает славу и многогранность божественной силы и мудрости. Насколько “небеса проповедуют славу Божию, и о делах рук Его вещает небосклон” во всем своем удивительном разнообразии и красоте, настолько больше Его интеллигентные создания в своем разнообразии показывают несравненную хвалу Его могущества. Так мы думаем, исходя из выразительности учения Божьего Слова, а также из логики и существующих в природе аналогий. 

    Крайне важно иметь верное представление о справедливости. Благодать никогда не следует оценивать, как справедливое вознаграждение. Акт простой справедливости не является поводом для какой-то особой благодарности и не является каким-то особым доказательством любви, но для Своих творений Бог предлагает Свою великую любовь в бесконечной цепи незаслуженных милостей, какие должны пробуждать взаимную любовь и хвалу. 

    При желании, Бог имел право сделать нас творениями с предельно ограниченным временем существования даже если бы мы при этом не грешили. Именно такими созданы некоторые из более низких существ. Он мог нам позволить на короткое время порадоваться Его благословениями, а затем, без какой бы то ни было несправедливости, лишить всех нас существования. Очевиден факт, что даже короткое время существования было бы милостью. Только благодаря Его милости мы существуем вообще. Сколь большей милостью является искупление однажды утерянного через грех существования! Далее, только благодаря милости Бога, мы являемся людьми, а не животными; исключительно благодаря Божьей милости ангелы по своей природе немного выше людей; милость Бога также в том, что Господь Иисус и Его Невеста будут участниками божественной природы. Поэтому всем Его интеллигентным созданиям надо с благодарностью принимать то, чем Бог их одаряет. Все, что иного духа, справедливо заслуживает осуждения и, если где-то находит себе дорогу, то будет унижено и разрушено. Человек не может претендовать быть ангелом, никогда не будучи к этому приглашенным. Также ангел не имеет права претендовать на божественную природу, которая ему никогда не была предложена. 

    Именно стремление гордости сатаны было тем, что принесло ему унижение и завершится уничтожением (Ис. 14: 14). “Всякий возвышающий сам себя унижен будет, а унижающий себя возвысится” (Лук. 14: 11), - но не обязательно до наивысшего положения. 

    Частично из-за ложных понятий о справедливости, частично вследствие иных причин, тема избрания, как она находит свое отражение в Священном Писании, оказалась предметом многих диспутов и неверного толкования. Только немногие отрицают, что Писание учит об избрании, однако, на каком принципе избрание или выбор основывается, существует значительное расхождение во взглядах. Одни твердят, что такое происходит произвольно, без каких бы то ни было условий, тогда как другие говорят, что условия все же существуют. В обоих утверждениях, верим, есть доля истины. Со стороны Бога избрание - это изъявление Его выбора для определенной цели, определенных обязанностей и на определенных условиях. Бог сделал выбор, определил, что некоторые из Его созданий должны быть ангелами, некоторые - людьми, еще другие - животными, птицами, насекомыми и т.д., а некоторые должны иметь Его собственную божественную природу. И хотя всех, кто будет принят к божественной природе, Бог избирает на определенных условиях, однако, нельзя сказать, что они заслуживают этого больше чем другие, ибо исключительно является делом милости, что какое-то создание вообще существует на том или ином уровне. 

    “Значит, дело не в том, кто хочет и стремится, но в милующем Боге” - добром и милосердном (Рим. 9: 16). Бог пригласил избранных к божественной природе вовсе не потому, что они были лучше других, - ведь, обойдя вниманием не согрешивших ангелов, Он позвал к божественным почестям некоторых искупленных грешников. Бог имеет право обращаться со Своей собственностью так, как считает это нужным, и для свершения Своих планов пользуется этим правом. Поэтому, все, что у нас есть, мы имеем благодаря божественной милости. “О человек, кто же ты, пререкающийся с Богом? Изваяние скажет ли ваятелю, почему ты меня сделал так? Или не имеет власти горшечник над глиной сделать из одной и той же смеси один сосуд для почетного употребления, а другой для обычного - менее почетного?” (Рим. 9: 20, 21). Все создавались той же божественной силой - одни, чтобы иметь более высокую природу и большие почести, а другие, чтобы иметь природу пониже и почестей меньше. 

    “Так говорит Господь, Святой Израиля и его (человека) Создатель: вы спрашиваете Меня о будущем сыновей Моих, и хотите Мне указывать в деле рук Моих? Я создал землю и сотворил на ней человека; Я - Мои руки распростерли небеса, и всякому воинству их дал закон Я”. “Ибо так говорит Господь, сотворивший небеса, Он - Бог, образовавший землю и создавший ее; Он утвердил ее; не напрасно сотворил ее; Он образовал ее для жительства; Я - Господь, и нет иного” (Ис. 45: 11, 12, 18). Никто не вправе повелевать Богу. Если Он утвердил землю, если не зря сформировал ее облик, а создал, чтобы заселить ее возрожденными, совершенными людьми, то кто же мы, чтобы пререкаться с Ним и говорить о Его несправедливости, не изменившего их природы и не сделавшего всех их участниками духовной природы - то ли ангельской, то ли Его собственной, божественной? Насколько более подобает смиренно подойти к Божьему Слову и “спросить” о делах будущих, нежели “указывать” или настаивать, чтобы Он свершил именно наши помыслы. Господи, удержи Своих слуг от грехов самонадеянности: пусть они не имеют власти над нами. Верим, что никто из Божьих детей не будет заведомо диктовать Господу, однако, с какой легкостью и почти бессознательно многие впадают в подобное заблуждение. 

    Человеческий род - дети Бога через дело творения, дело Его рук, и Его план для них ясно открыт в Его Слове. Ап. Павел говорит, что первый человек (как пример совершенного человечества будущего) был от земли, земным, и что его потомство, за исключением Евангельской Церкви, будет в воскресении все тем же земным, в человеческом облике, приспособленным к земным условиям (1 Кор. 15: 38, 44). Давид высказывает, что человек был создан лишь немного ниже ангелов и был увенчан славою, честью, господством и т.д. (Пс. 8: 5-9). Ап. Петр, наш Господь и все пророки от начала мира провозглашают, что человеческий род должен быть возвращен к прежнему хвалебному совершенству и снова должен обнять господство над землей, как господствовал вначале его прародитель Адам (Деян. 3: 19-21). 

    Вот такой удел выбрал Бог, чтобы дать человечеству. Но как славен этот удел! Закройте на миг глаза на все сцены бедствия, горя, упадка и печали, еще царящие по причине греха, и нарисуйте в своем уме образ славы совершенной земли. Никакое пятно греха не искажает мира и гармонии совершенного общества, нет ни единой горькой мысли, ни единого зловещего взгляда или слова; любовь, изливающаяся из каждого сердца, находит отклик в каждом другом сердце, а желание добра отличает каждый поступок. В то время не будет болезней, не будет страданий, боли, других свидетельств растления - не будет даже боязни этого. Подумайте о всех случаях относительно крепкого здоровья, о красоте когда-либо представших вашему взору человеческих линий и черт, и знайте, что вид человеческого совершенства еще более великолепен. Внутренняя чистота, умственное и моральное совершенство найдут свое отражение и отпечаток славы в каждом сияющем обличьи. Так будет выглядеть общество на земле: утрутся слезы одиночества, потому что все увидят свершение дела воскресения (Отк. 21: 4). 

    Все эти изменения характерны только для человеческого общества. Мы помним также, что земля, “созданная для жительства” такого рода существ, должна стать для них пригодным, полным радости пристанищем, каким был Едемский рай, где вначале находился представитель человечества. Рай вернется. Земля не будет более родить терни и колючки, и требовать, чтобы человек в поте лица добывал хлеб, а “земля (совершенно естественно и просто) даст свой урожай”. “Пустыня расцветет, как роза”; все более низкие существа станут совершенными, исключительно охотными и послушными слугами; на каждом шагу радующая глаз своим разнообразием природа будет взывать к человеку, чтобы найти и познать славу, могущество и любовь Бога, а разум и сердце сполна в Нем возрадуются. Сегодняшнее постоянное желание чего-нибудь нового скорее всего неестественно и следует из нашего несовершенства и неудовлетворительных условий окружения. Такое страстное желание чего-то нового не имеет похвалы у Бога. Перед Богом почти все - давнишнее, и радость Его прежде всего в том, что издавна и совершенно. Так будет с человеком, когда завершится процесс его возрождения к Божьему образу. Совершенный человек не сможет узнать и сполна оценить славы духовных существ, а, следовательно, не потребует ее для себя, так как они совсем иной природы, - так же как рыбы и птицы больше всего рады и располагают к своей природе и стихии. Человек будет настолько поглощен и очарован величием своего окружения, что не потребует иного и не будет стремиться к иной природе и иным условиям, чем те, которые будут ему принадлежать. Иллюстрацией может послужить короткий взгляд на нынешние испытания Церкви. “С каким трудом”, с какими усилиями войдут в Божье Царство те, кто богат благами мира сего. Даже то небольшое состояние, которое мы удерживаем в руках при нынешнем господстве зла и смерти, до такой степени пленяет человеческую природу, что мы нуждаемся в особой помощи от Бога, чтобы крепко держаться нашими намерениями и взорами духовных обетований. 

    То, что христианская Церковь, тело Христа, является исключением из общего плана Бога для человечества, видно из слов, что ее выбор был определен в божественном плане еще до основания мира (Еф. 1: 4, 5). В то время Бог не только предвидел упадок человечества в грех, но также заранее определил оправдать, освятить и прославить класс, который Он взывает из мира в веке Евангелия, чтобы тот сполна соответствовал образу Его Сына, стал участником божественной природы и сонаследником с Христом Иисусом в Тысячелетнем Царстве ради утверждения всеобщей справедливости и мира (Рим. 8: 28-31). 

    Из этого следует, что избрание, выбор Церкви был предопределен самим Богом; однако, обратите внимание, что избрание отдельных членов Церкви не лишено условий. Еще до основания мира Бог решил, что определенный класс должен быть избран для определенной цели в пределах конкретного периода времени - Евангельского века. И хотя мы не сомневаемся, что Бог мог предвидеть поступки каждого члена Церкви отдельно и мог знать заранее, кто именно удостоится, а, значит, войдет в число участников “малого стада”, однако, путь, каким Божье Слово являет нам доктрину избрания, вовсе не таков. Апостолы старались привить понятие не о личной судьбе, а то, что в Своем намерении Бог определил для этого почетного места класс, выбор которого должен проводиться на условиях суровых испытаний веры, послушности, жертвования земных привилегий и т.д. - до самой смерти. Таким образом, каждый член этого предопределенного класса проходит путь своего избрания, то есть принятия всех благословений и привилегий, предопределенных Богом для этого класса, путем своего испытания и своей “победы”. 

    Выражение “прославил” в Рим. 8: 30 переводится из греческого “doxazo” как “удостоил чести”. Место, на которое выбрана Церковь, чрезвычайно почетно. Никто из людей даже не мог думать, чтобы претендовать на столь огромные почести. Даже наш Господь Иисус, прежде чем мог к этому стремиться, сперва получил приглашение, как читаем: “Так и Христос не Сам прославил (гр. doxazo - удостоил чести) Себя, став Первосвященником, но сказавший к Нему: Ты - Сын Мой, Я сегодня родил Тебя”. Сам небесный Отец удостоил чести нашего Господа Иисуса, и все из числа избранного тела, которые должны стать сонаследниками с Ним, будут таким же образом удостоены чести иметь милость Иеговы. Церковь, как и ее Глава, начинает свой путь к “почестям” будучи зачатой к духовной природе от Бога через слово истины (Иак. 1: 18), и полностью удостоится этих почестей, когда родится от Духа - станет духовными существами - на образ ее прославленного Главы. Имеющие удостоиться подобной чести у Бога должны быть совершенными и чистыми. Поскольку по наследству мы являемся грешниками, то Он не только позвал, пригласил нас к почестям, но также предусмотрел оправдание от греха через смерть Своего Сына, чтобы мы сумели принять честь, к которой Он нас призывает. 

    Выбирая “малое стадо”, Бог оглашает очень широкий призыв - “много званных”. Однако, званные не все. Вначале, во времена миссии нашего Господа, призыв был ограничен лишь к Израилю по плоти, однако, теперь всех, кого встретят Господнии слуги (Лук. 14: 23), следует побуждать, уговаривать (но не принуждать) прибыть на это празднество благодати. Но даже среди тех, кто слышит и приходит, не все оказываются достойными. Свадебные одежды (приписываемая праведность Христа) предложены, но некоторые не захотят их носить, а, значит, они должны быть отвергнуты. И даже из тех, кто одевает эту одежду оправдания и кто удостаивается чести быть зачатым к новой природе, некоторым, вследствие неверности завету, не удается сделать свое воззвание и выбор непременным. О тех же, кто достоин явиться с Агнцем в славе, сказано: “Они званные и избранные и верные” (Отк. 14: 1; 17: 14). 

    Итак, призвание - достоверно; постановление Бога выбрать и прославить Церковь - неизменно, но вот кто именно будет принадлежать к этому избранному классу, является делом условий. Все, которые удостоятся предложенных почестей, должны выполнить условия призвания. “Посему будем опасаться, чтобы, когда еще остается обетование войти в покой Его, не оказался кто из вас опоздавшим” (Евр. 4: 1). Хотя великая милость не исходит от желающего, и не от того, кто бежит, однако, она дана тому, кто желает и тому, кто бежит - если он сперва был призван. 

    Доказав, на наш взгляд, абсолютное право и решительность Бога делать со Своей собственностью все, что Он пожелает, мы одновременно обращаем внимание на то, что принципом, характеризующим желание Бога наделить всех Своими милостями, является принцип добра для всех. 

    В то время, как, опираясь на авторитет Священного Писания, мы принимаем в виде непреложного факта, что человеческая и духовная природы являются раздельными и непохожими друг на друга - что смесь этих двух природ не приходится частью Божьего замысла, а является фактом несовершенства, и что перемена из одной природы в другую это не правило, а скорее исключение, как это случилось на единственном примере Христа, - однако, становится предметом глубокого интереса узнать, как же все-таки должна произойти такая замена, на каких условиях она возможна и как это случится на деле. 

    Условия, на которых Церковь может быть возвышена с ее Господом к божественной природе (2 Пет. 1: 4), идентичны тем, на которых ее получил Сам Господь. Для нас это значит идти Его следами (1 Пет. 2: 21), принося себя, по Его примеру, в живую жертву, а затем верно выполняя этот обет посвящения, пока жертва не завершится в смерти. Такая замена человеческой природы на божественную дана как награда для тех, кто наподобие Господа жертвует в Евангельском веке человеческую природу со всеми ее приверженностями, интересами и целями настоящего и будущего - до самой смерти. В воскресении они получат пробуждение, но не для того, чтобы с остальным человечеством иметь благословенный удел в реституции к человеческому совершенству со всеми сопутствующими ему благословениями, а чтобы разделить с Господом Его подобие, славу и радость - унаследовать с Ним божественную природу (Рим. 8: 17; 2 Тим. 2: 12). 

    Начало и развитие Нового творения напоминает процесс зарождения и развития человеческой жизни. Как в одном, так и в другом случае сначала происходит зачатие, а затем - рождение. Сказано, что святые зачаты от Бога через Слово Истины (1 Пет. 1: 3; 1 Иоан. 5: 18; Иак. 1: 18). Значит, первоначальный импульс к жизни на божественном уровне они получают от Бога через Его Слово. Будучи оправданными посредством веры в искупление, они слышат призыв: “Представьте тела ваши в жертву живую, святую (искупленную, оправданную, а значит) благоугодную Богу, для разумного служения вашего” (Рим. 12: 1). Когда из послушности к этому призванию они полностью посвящают Богу, как живую жертву, свою оправданную человеческую природу - бок о бок с жертвой Иисуса, - Бог принимает ее, и это служит началом духовной жизни. Сразу же все их помыслы и деяния свершаются так, как это подсказывает им новый (преобразованный) ум - даже распиная их людские желания. С момента посвящения Бог считает таких “новыми творениями”. 

    Для зачатых “новых творений” все старое (чаяния, надежды, планы и т.д. человека) уходит в сторону и все становится новым. Зарожденное “новое творение” продолжает расти и развиваться, тогда как старая природа человека с ее целями, надеждами, желаниями и т.п. бывает распинаема. Оба эти процесса происходят одновременно - начинаясь посвящением и заканчиваясь смертью человеческого и рождением духовного. Постепенно, как Дух Божий через Слово все более раскрывает планы Бога, Он оживляет даже наши смертные тела (Рим. 8: 11), делая их полезными в службе для Него. В свое время у нас будут новые тела - духовные, небесные, во всех отношениях пригодные к новому, божественному уму. 

    Рождение “нового творения” происходит в воскресении (Кол. 1: 18), поэтому воскресение этого класса именуется первым (избранным) воскресением (Отк. 20:6). Следует, однако, помнить, что до воскресения мы еще не являемся действительными духовными существами, хотя со времени принятия нами Духа усыновления таковыми считаемся (Рим. 8: 23-25; Еф. 1: 13-14; Рим. 6: 10, 11). Когда мы действительно станем духовными существами - когда родимся от Духа, - тогда более не будем существами из плоти, ибо “рожденное от Духа есть дух”. 

    Рождению к духовной природе при воскресении должно предшествовать зачатие Духом при посвящении, так же как рождению плоти предшествует зачатие от плоти. Все рожденные от плоти по подобию первого, земного Адама сначала были зачаты от плоти. Некоторые же были зачаты снова, зачаты Духом Божьим через Слово Истины, чтобы в надлежащее время родиться от Духа по небесному подобию, в первом воскресении: “И как мы носим образ того, кто из праха, так и будем (мы - Церковь) носить и образ Небесного”, - если только не окажемся отпавшими (1 Кор. 15: 49; Евр. 6: 6). 

    Хотя принятие небесного призвания и наше посвящение, как послушный шаг этому воззванию, приходит в какой-то определенный момент, однако, чтобы привести каждую мысль к гармонии с разумом Бога, нужен долгий труд и постоянное устремление к небу всего того, что обычно склоняется к земным вещам. Этот процесс апостол называет делом преобразования, говоря: “Не применяйтесь к веку сему, но преображайтесь (к небесной природе) обновлением ума, дабы испытать вам, что есть воля Божья: добрая и благоугодная и совершенная” (Рим. 12: 2). 

    Стоит заметить, что эти слова апостол не обращает к неверующему миру, а к тем, кого он считает братьями - как это видно из нижеприведенного текста: “Итак, умоляю вас, братья,.. представьте тела ваши в жертву живую, святую, благоугодную Богу”. 

    Широко распространено понятие, что если человек изменил свой путь, отвернулся от греха к праведности и вместо противостояния и неверия к Богу нашел в Нем пристанище, то именно о таком преобразовании упоминал ап. Павел. Действительно, это огромная перемена, огромное преобразование, но еще не то, к которому здесь обращается ап. Павел. Если раньше речь шла о преобразовании характера, то здесь ап. Павел говорит о преобразовании самой природы, обещанной на определенных условиях верующим Евангельского века, убеждая уверовавших выполнить эти условия. Если бы те, к кому обращается апостол, уже не прошли подобного преобразования характера, то он не смог бы называть их братьями - теми, у кого для пожертвования уже есть нечто “святое, благоугодное Богу”. Лишь они, оправданные верою в искупление, считаются Богом святыми и благоугодными. Преобразование природы происходит у тех, кто в Евангельском веке представляет свою оправданную человеческую природу живою жертвою, - как Иисус представил жертвою Свое человеческое совершенство, сложив с Себя все права и притязания существования человека в будущем, одновременно пренебрегая всеми его нынешними удовольствиями, привилегиями, правами и т.д. Первой жертвуется воля человека, и с этого времени нами не может руководить ни наша, ни чья-либо другая человеческая воля, кроме воли Бога. Божья воля становится нашей волей, а человеческую волю мы уже не считаем нашей, а волей кого-то другого. Ею можна пренебречь и даже больше - пожертвовать. Приняв Божью волю за свою, мы начинаем думать, размышлять и судить с божественной точки зрения: планы Бога становятся нашими планами, а пути Бога - нашими путями. Такое преобразование невозможно полностью осознать, если с непоколебимой верой не представить себя в жертву и, наконец, не испытать такого преобразования на себе. Прежде мы могли довольствоваться чем-то, что в действительности не было грешным, ведь мир и все, что в нем есть хорошее, были созданы человеку в радость - с единой трудностью совладать с грешными наклонностями. Однако, посвятивший себя и отдавшийся преобразованию, обязан, кроме усилий объять власть над грехом, пожертвовать свои нынешние блага и отдать всю энергию в службе для Бога. Кто верен в службе и пожертвовании, тот ежедневно будет осознавать, что этот мир не может даровать ему спокойную обитель, и ему здесь не найти постоянного пристанища. Сердца и надежды таких обращены к “покою, что еще остается для народа Божьего”. И эта благословенная надежда в свою очередь наполнит таких жизнью и вдохновением к дальнейшему пожертвованию. 

    Таким образом, процесс обновления и преобразования ума происходит через посвящение, и все чаяния, надежды и цели начинают возноситься к обещанным нам духовным и невидимым вещам, в то время как все человеческое - надежды и т.п. - умирает. Кто проходит такую перемену, такой процесс изменения, тот считается зачатым от Бога “новым творением”, и в такой же степени становится участником божественной природы. Хорошо уловите разницу между этими “новыми творениями” и теми оправданными верующими и “братьями”, пока только оправданными. Класс последних - это все еще земные, от земли, и, за исключением грешных желаний, все их надежды, стремления и цели могут быть полностью удовлетворены в обещанных временах реституции всего. Принадлежащие к первому классу не исходят из мира сего, как и Христос не был из сего мира, а все их надежды сосредоточены на предметах невидимых, где Христос сидит по правую руку Бога. Столь привлекательная для обычного человека перспектива земной славы уже не в состоянии принести удовлетворение зарожденным к небесной надежде, то есть тем, кто распознал славу небесных обетований и оценил обозначенную для них часть в божественном плане. Этот новый божественный разум является залогом нашего наследия полноты божественной природы - ума и тела. Возможно, для некоторых выражение “божественное тело” немного необычно, однако, нам сказано, что сейчас Иисус является подлинным отображением сущности Своего Отца, и что одержавшие победу “будут подобны Ему, потому что увидят Его, как Он есть” (1 Иоан. 3: 2); “если есть тело душевное (человеческое), есть и духовное” (1 Кор. 15: 44). Мы в одинаковой степени не можем себе представить ни божественного Отца, ни нашего Господа Иисуса, как одни, лишенные тел, огромные разумы. Им принадлежат полные славы духовные тела, хотя еще не явилось, как велика их слава и, без сомнения, не явится до тех пор, пока мы также не разделим эту божественную природу. 

    Если превращение человеческого ума в ум духовный происходит постепенно, то замена человеческого тела на духовное уже не будет постепенной, а произойдет мгновенно (1 Кор. 15: 52). Теперь, как говорит ап. Павел, мы имеем это сокровище (божественный ум) в земных сосудах, однако, в свое время это сокровище окажется в наиболее подходящем для него хвалебном сосуде - духовном теле. 

    Мы узнали, что человеческая природа является подобием духовной (Быт. 5: 1). Например, Бог обладает волей и таковой обладают также люди и ангелы; Бог обладает мышлением и памятью, и то же свойственно Его интеллигентным созданиям - людям и ангелам. У каждого из них тот же характер умственной деятельности. Имея одинаковые исходные данные для изучения и одинаковые условия, эти разные природы способны прийти к одинаковым выводам. Хотя умственные способности божественной, ангельской и человеческой природы сходны между собой, однако, мы знаем, что духовным природам свойственны возможности намного выше и шире человеческих - возможности, не исходящие, по нашему мнению, от разных способностей, а зависящие от более широкого их круга и тех обстоятельств, при которых они проявляются. Человеческая природа является совершенным земным отображением духовной природы, имея те же, но вместе с тем ограниченные сферой земного, способности, и обладая возможностью и умением распознать сверх того то, что Бог считает нужным открыть для человеческой пользы и счастья. 

    По своей градации духовная природа принадлежит к наивысшему порядку, и, поэтому, воистину неисчисляемо расстояние между Богом и Его созданиями! За каждым случаем, когда некоторые Его всемогущественные дела, словно панорамные образы, проходят с Его повеления перед нашими глазами, мы можем уловить лишь минутные блески величия божественной мудрости, силы и доброты. Однако, мы можем представить себе и осознать славу совершенных человеческих существ. 

    Держа в уме вышесказанное, мы в состоянии понять, каким же образом происходит замена человеческой природы на духовную, т.е. перенос тех же умственных возможностей к более высокому уровню существования. Одевшись в небесные тела, мы будем иметь принадлежащие этим хвалебным телам небесные свойства, а также соответствующую широту мышления с соответствующими ей возможностями. 

    Изменение или трансформация ума от земного к небесному, испытываемая здесь посвященными, является началом изменения самой природы. Тем не менее, речь не идет ни о замене человеческого мозга, ни о чудесном изменении его деятельности. Изменяется толко воля и наклонности нашего разума. Наши пожелания и сентименты свидетельствуют о нашей личности; поэтому, преобразуясь, мы на деле считаемся принадлежащими к божественной природе только тогда, когда меняются наши чувства и наклонности. Конечно, это только малое начало, так же, как известное нам выражение “зарождение” обозначает процесс, первоначально малозаметный, однако, это залог, подтверждающий успешный исход (Еф. 1: 13, 14). 

    Кто-то спросит, узнаем ли мы себя после того, как произойдет наша замена? Узнаем ли мы в себе существа, жившие, страдавшие и жертвовавшие собой, чтобы иметь участие в этой славе? Будем ли мы теми же осознающими себя существами? Без сомнения, да. Если только мы будем умершими со Христом, мы также будем с Ним жить (Рим. 6: 8). Изменения, ежедневно происходящие с нашими человеческими телами, вовсе не способствуют тому, чтобы мы забывали о прошлом или теряли свою индивидуальность.*

---------------

*Наши человеческие тела постоянно меняются. Наука гласит, что каждые семь лет происходит полная замена частиц, составляющих наше тело. Значит, обещанная замена человеческого тела духовным по крайней мере не затронет ни нашей памяти, ни нашей индивидуальности, а, наоборот, увеличит их мощь и уровень. Тот же божественный ум, принадлежащий ныне нам, с той же памятью, той же способностью рассуждать и т.п. в свое время обнаружит эти свойства расширенными до поистине необъятных высот и глубин - соразмерно своему новому духовному телу. Тогда наша память будет способна проследить весь наш жизненный путь - с самого раннего детства, - и мы сможем сполна оценить хвалебную награду нашего пожертвования. Все это было бы невозможным, не будь человеческая природа отражением духовной.

---------------

    Те же мысли помогут нам также понять, как Сын, пройдя перемену с духовного окружения к человеческому - к человеческой природе и существующим на Земле ограничениям - был человеком. И хотя в обоих случаях речь идет об одном и том же существе, однако, в первом окружении Он был существом духовным, а во втором - существом человеческим. А поскольку обе природы раздельны и отличаются между собой - притом одна являясь подобием другой, - и для обеих характерны одни и те же свойства ума (память и т.п.), значит, Иисус вполне мог осознавать Свою предыдущую славу, бывшую у Него еще до того, как Он стал человеком, но которой Он не имел, когда стал человеком, как это подтверждено Его словами: “И теперь, прославь Меня Ты, Отче, у Тебя Самого, славою, которую Я имел у Тебя, когда мира еще не было” (Иоан. 17: 5), - славою духовной природы. Эта молитва была более чем услышана, когда Христос был вознесен к наивысшему рангу духовных существ - к божественной природе. 

    Возвращаясь к словам апостола Павла, мы не видим, чтобы он говорил: “Не применяйте себя к веку сему, но преобразуйте себя в божественное подобие”. Он говорит: “Не будьте подвержены,.. но будьте преображены”. Очень хорошо сказано. Мы не подчиняем себя и не преобразовываем, а на деле то ли уступаем - чтобы мир подчинил нас своим светским влиянием, светским духом, находящимся вокруг нас, - то ли подчиняем себя Божьей воле - священной воле, Духу, чтобы быть преобразованными небесным влиянием, свершаемым через Божье Слово. Вы, которые посвятили себя, какому влиянию вы подвластны? Преобразующее влияние ведет к пожертвованию и терпениям нынешнего дня, однако, конец этого полон славы. Если благодаря этим преобразующим влияниям вы развиваетесь, то каждый день открываете для себя добрую, достойную принятия и полную совершенства Божью волю. 

    Пусть каждый, положивший все без остатка на жертовный алтарь, всегда помнит, что из находящихся в Божьем Слове земных и небесных обетований, нам принадлежат только последние. Наше сокровище находится в небе, так пусть и наши сердца постоянно находятся там. Мы не просто приглашены к духовной природе, мы приглашены к наивысшему уровню духовной природы, к божественной природе - “столь превосходнее ангелов” (2 Пет. 1: 4; Евр. 1: 4). Это небесное призвание ограничено Евангельским веком; и как его не было до того, так и с завершением этого века оно будет закрыто. Земной призыв, хотя и не совсем правильно понятый, был дан раньше небесного и, как сказано, будет продолжен по окончании Евангельского века. Жизнь (для тех, кто был обновлен, как человеческие существа) и бессмертие (награда, к которой стремится тело Христа) воссияли в этом веке (2 Тим. 1: 10). И та и другая - человеческая и духовная природы - будут одинаково хвалебны в своем совершенстве - всегда раздельные и не похожие друг на друга. Важной отличительной чертой завершенного дела Бога будет великолепие разнообразия, удивительное согласие всего живого и неодушевленного, взаимное согласие друг с другом и с Богом.


---------------

*Слово природа иногда принимает оттенок свойства, нрава, как, например, говорят, что у собаки свирепый нрав, или что лошадь бывает по своей природе послушной или, наоборот, норовистой.  Однако, такое использование слова подразумевает лишь темперамент того, кто является предметом сравнения, и, строго говоря, имеет не так уж много общего с определением “природа”.

---------------

Взято из книги "Божественный план веков" глава 10.

Комментариев нет:

Отправить комментарий